История освоения острова Кильдин в Баренцевом море
с XVI века до наших дней. Исторические факты, мифы, редкие архивные документы, отчеты экспедиций, свидетельства очевидцев, фотографии...

Для всех, кто неравнодушен к истории русского севера!

 


   
   
  

 

 

 
 

Эта страница посвящена норвежской паре, Юхану и Каролине Эриксен, которые переехали жить на Кильдин в 70-ые годы XIX века. Три поколения Эриксен прожили на острове около 60 лет...

Во второй половине XIX века российское правительство предпринимало попытки экономического развития Мурманского побережья через колонизацию региона. Но темпы заселения мурманского берега были намного ниже ожидаемых. К 1864 году полицейский надзиратель Амон по итогам переписи докладывал о наличии 105 колонистов на мурманском побережье, занимавшихся промыслами; в основном, это были норвежцы и финны. Из них было 59 мужчин и 46 женщин. В 1968 г. правительство издало закон, который предоставлял большие привлегии колонистам: освобождение от податей и воинской повинности, беспошлинная торговля, бесплатное пользование окресными угодьями, свободу промысловой деятельности...

Первую дорогу в Россию проложили 7 норвежских семей, которые в 1858 году запросили у русского консула в Финнмаркене разрешение переехать на русскую землю. Почему стремились норвежцы уехать из страны? 1867 год был одним из самых неурожайных в Норвегии. В последующие годы многие норвежские семьи из региона Салтен переехали в Америку. Рыбакам из региона Щерстад было немного легче: море постоянно приносило стабильные урожаи, но налоговое бремя, дороговизна и возрастающая плотность рыболовецких судов заставляли и их отправляться на поиски лучшей жизни...

Герой этой страницы, Юхан Петер Эриксен (Johan Peter Eriksen) родился 22 октября 1842 г. в Норвегии, в Брейвике, р-н Щерстад (Skjarstad), губерния Нурланд. Юхан родился в рыбацкой семье, его отец и дед были рыбаками. В 1864 г. 6 октября, когда Юхану было 22 года, он женился на 18-тилетней Каролине Йоргенсен Бурген (Karolina (Karen Martha) Jorgensen Borgen). Столь ранняя женитьба Юхана была делом нетепичном: норвежские мужчины сначала обзаводились участком для дома и уже затем, годам к 30-ти, женились. После свадьбы молодожены жили в доме отца Юхана. Вполне закономерным было появление их первой дочери Лины (Lina) через год после свадьбы. В 1867 г. появилась их вторая дочь Луиза (Louise). Но отец Юхана был вполне молод, ему было 52 года, вел свое хозяйство, и молодым Эриксен надо было искать новый приют...

Юхан ловил рыбу в районе Лофотена и Финнмаркена и слышал о сказочных восточных землях, где мало рыбацких лодок и на побережье почти никто не живет.

Семья переехала сначала на Зубовские острова. В 1867 г. в Зубовской губе проживало 8 норвежских семей. А в 1873 году в районе Зубовской губы проживало уже 37 норвежских семей. Именно отсюда норвежцы перебрались на Цып-Наволок и организовали крупную колонию. Северо-восточная часть п-ва рыбачий была очень удобна для норвежцев, тк это место находилось на пересечении морских путей из Норвегии в Колу и Белое море, имела защищенную островами бухту и была достаточно близка к Норвегии.
В 1871 г. Архангельская казенная палата утвердила Эриксена в правах мурманского колониста. К этому моменту в семье было уже три дочери: в 1869 г. в Зубовке родилась Констанца (Konstanse). Далее Эриксен перебираются на Кильдин. В некоторых статьях указан 1871 год приезда Эриксен на Кильдин. Но мы не будем спешить с точной датой... Сложно сказать, чем был обусловлен выбор семьи Эриксен, ведь на Кильдине в то время постоянно никто не жил... Может быть на Рыбачьем становилось тесно или было слишком тяжело, может быть Эриксен хотелось быть независимыми...
Скорее всего, первым домом было что-то вроде времянки, сколоченной из выброшенных на берег досок и бревен. С 1876 г. колонистам разрешалось бепошлинно рубить лес на строительные нужды, а для таких мест, как Рыбачий и Кильдин можно было взять единовременное пособие до 200 рублей. Эриксен вполне могли воспользоваться этой возможностью. Известно, что со временем у появились хорошие теплые дома... Семья Эриксен быстро росла и в 1888 году у счастливых Юхана и Каролины было уже 12 детей (!!!): Lina (1865), Louise (1867), Konstanse (1869), Karl (1872), Anna (1873), Albert (1875), Mathilde (1877), Julia (1879), Ludvig (1881), Hjalmar (1883), Johan (1885) и Hilda (1888). Родители возили детей крестить в Норвегию. (В регистрационных записях значится, что Карл (1872) и Анна (1873) родились не на Кильдине, а первый зарегистрированный ребенок с местом рождения Кильдин – это Альберт (1875). Можно предположить, что Эриксен перебрались на Кильдин в 1874-1875 гг.) А маленький домик стал большим двухэтажным обустроенным домом...

Период жизни Эриксен с момента переезда на Кильдин (1874-?) и до конца 80-ых годов выпадает из поля зрения историков. Но далее, с конца 80-ых, все посещавшие Кильдин отмечали, что Эриксен живут хорошо и даже зажиточно. Первое упоминание об этом можно найти в записках финского пастора Хинкуласа (Hinkulas). Хинкулас сообщает о рождении 8 детей на Кильдине (5 мальчиков и 3 девочки). Одна из дочерей (предполагаю Hilda, 1888) умерла в младенчестве и была похоронена на Кильдине.

В отличие от многих норвежских колонистов, Юхан Эриксен не занимался торговлей спиртными напитками, не наживался на эксплуатации наемных работников. Вскоре Эриксен добыли вполне приличное состояние исключительно своим трудолюбием и стали жить «зажиточно» по меркам того времени. Эриксены были единственной норвежской семьей, живущей к востоку от Кольского залива, а также единственным населением Кильдина. За Юханом закрепилось прозвище "Кильдинский король".

Кильдинский король Юхан Эриксен.
Из книги Arbok for Skjerstad 1998.

В 1889 г. Кильдин посетил зоолог В.А. Фаусек. В своих заметках о посещении Эриксен он писал следующее:
"Этот норвежец... составлял единственное население всего большого острова, - не совсем, однако, единственное: у него была жена и 12 человек детей. При мне, впрочем, не все были в сборе, и налицо было человек 10 - 11; я до конца моего пребывания не сумел их точно пересчитать. Старший сын был уже взрослый, работник и помощник отца; младший ребенок сосал грудь матери. Отец же всего семейства был пожилой человек, белокурый, без седых волос, здоровенный мужичина, достойный потомок норманнов."
О том, как профессор Фаусек преодолевал языковой барьер в общении с , что такое "комене спис" и о ловле кильдинской трески читайте на странице "Профессор Фаусек" раздела "Остров и люди"

Дети Эриксен во всем помогали родителям и от своих родителей унаследовали здоровье и трудолюбие. Высокие, крепкие, работящие дочери Юхана привлекали внимание потенциальных женихов. Один из них, урядник (полицейский чин) Иван Микуев, карел по национальности, полюбил Луизу Эриксен. А вскоре у Луизы и Ивана появились дети: Александра (1892), Анастасия (1897), Николай (1899), Людмила (1902), Каролина (1907). Микуевы построили собственный дом.

Eriksens Houses

Дома Эриксенов на побережье бухты Могильная. 90-ые (?) годы XIX века.
Из фондом Мурманского областного краеведческого музея

В самом конце XIX века для описания колоний Мурманского берега были проведены статистические исследования, из которы мы можем узнать некоторые подробности хозяйства Эриксен.

«Все население Кильдина состоит из одной семьи колониста Эриксена.
Эриксен имеет хороший с культурной обстановкой дом с необходимыми пристройками, 5 коров, 50 оленей, 18 овец.
Для скота накашивает около 800 пудов сена. Ягелю почти не запасают.
Для пормысла у него есть палубный листербот, фембурн и еще 2 более мелких судна. В поомыслах так или иначе принимает участие почти вся семья (8 человек) и, кроме того, в летнюю пору на время сенокоса ( в августе) на 2-3 недели нанимают работника по 2 руб. в день.
Семья занята: 1) ловом трески, пикшуя и проч., 2) ловом семги, 3) ловом и стрельбой зверя (тюленя).

Лов трески.
...Лов производился отчасти – в начале и середине сезона на Кильдинской банке, позже, в августе, ловили в салме, отделяющей Кильдин от материка. На банке промышляли на ярус ; в салме удами на поддев.

Fishing

Лов трески "на поддев" в салме около бухты Могильной. На заднем плане: восточные террассы о-ва Кильдин и шняка на бочке в бухте. Из Фондов Мурм. обл. краеведческого музея

Продажа производится в Архангельске через комиссионера – г. Евдокимова. Доставка на пароходе Мурманского общества.
Всего с 15 июня достали рыбы на 40 бочек в каждой по 23 пуда. Палтусины было 125 пуд., пикшуя 140 пуд., немного камбалы и зубатки.
Воюкса частью складывалась в бочки для немдленной отсылки в Варде, частью грелась в пяти бочках на солнце.
Лов семги.
Достали только для себя, пудов около 3-х. Немного посолили на осень и зиму. Семгу выезжали ловить на карбасе, треску и другую морскую рыбу в шлюпках с подъездком (шехтой), или в шипс-боте. На последнем ловили в салме удами.
Кроме лова семги Эриксен занимается скупкою ее для перепродажи в Архангельск и на Варде.
Бой зверей.
Промысел производится только в салме с первых чисел апреля по 15 июня. Выезжали на карбасе и шипс-боте. Ловили сетками. Всего поймано 180 штук, в среднем пуда по 2 каждый. Сало и шкуры увезли на своем шлюпе в Лодейную (в Териберке) на завод Мерзлютина...
Кроме того, как и все зажиточные колонисты, Эриксен продает иногда промышленникам муку, чай, сахар, но предметом промысла это не служит.»

Полный текст описания кильдинского промысла Эриксен будет размещен в разделе «История» на странице «XIX век: вторая половина».

 Южные равнины Кильдина, защищенные высокой стеной от северных ветров, летом зарастают высокой травой. Чтобы накосить 800 пудов сена Эриксен работали сами и нанимали косцов. На следующих фотографиях представлены фрагменты сенокоса на Кильдине. Обратите внимание на правую фотографию, справа женщина в чепчике и с наплечным мешком, скорее всего, кто-то из семьи Эриксен (фотографии из Фондов Мурманского областного краеведческого музея):

Senolos Senokos Ladies

 

В 1901 году остров Кильдин посетил английский орнитолог Пирсон, который был крайне удивлен тем фактом, что Эриксен более 20 лет не пользовались помощью врачей. У Каролины были проблемы с обменом веществ и, как результат, избыточный вес. Возможно, именна это и стало причиной и сердечной недостаточности, от которой и умерла Каролина в 1903 г., а вслед за ней, а в 1905 году умер от рака горла основатель кильдинской колонии Юхан Эриксен...

Каролина Эриксен с дочерьми Анной Кристоф и Джулией Антони.
Из книги Arbok for Skjerstad 1998

 

Дети похоронили родителей на мысу Могильном, рядом с могилой их дочери, умершей в младенчестве. До кладбища на Восточном Кильдине было около полукилометра от домов Эриксен. Возможно, именно "удаленностью" кладбища от домов и объясняется выбор детей.

Могилы Юхана и Каролины Эриксен. На заднем фоне справа видны дома Эриксен, слева - сушится лодка. От этого места до побережья бухты несколько десятков метров. Из Фондов Мурм. обл. краеведческого музея

В том же году старший сын Карл (Иван), приняв по наследству титул "Кильдинского короля" поехал в Норвегию и вернулся назад с 23-летней женой Анной (Antonie “Anna” Kristina Berg). Так образовалась третья семья на Кильдине и домов стало тоже три. С 1906 по 1916 в семье Карла (Ивана) и Анны родилось 6 детей.

Проводя изыскания по строительству железной дороги на Мурмане, специальная комиссия в составе Риппаса, Таубе, Лейцингера и др. заехала и на Кильдин. Вот, что писал по этому поводу Риппас:

«...мы отправились в экскурсию на остров Кильдин, куда нас привлекали особые вопросы, не относящиеся прямо к железнодорожному делу (Исследование реликтового озера с морской фауной и съемка для члена Геологического Комитета Ф.Н. Чернышева, поперечных профилей берега по террассам). Но и там мы нашли поучительную для постройки Мурманской дороги вещь, - это дом колониста, норвежца Ивана Эриксена. Дом деревянный, двухэтажный с крыльцом, балконом и флагштоком, без фундамента, кровля из дерна. Два нижних венца (до пола) бревенчатые, затем (до окон) четыре венца из двух-вершковых досок, и остальная часть сруба из 1 ½ верш. досок со шпунтами 1/2+1 дюйм, в которые загнаны (и то не везде) рейки. Сруб, по мере достатка, постепенно, но плотно, обшивается с обеих сторон тесом. Рамы двойные, с расстояниями между ними 1 1/2 верш. Печи кирпичные и чугунные. Говорят тепло. Семейство большое, народ рослый, здоровый, приветливый. Живут зажиточно и чисто...»

 

Дома Эриксен на Кильдине. Начало XX века.
"Дом ...двухэтажный с крыльцом, балконом и флагштоком,... кровля из дерна" - дом Карла (Ивана) Эриксена
Из Фондов Мурманского обл. краеведческого музея. Фото предоставлено Юлией Лайус

Остатки нижнего венца бревен одного из домов Эриксен. 2007

 

Семья Эриксен большая дружная и трудолюбивая являлась образцом семейственности, трудолюбия и организации хозяйства. При чем, это хозяйство было организовано на Кильдине, безлесом каменном острове с суровым климатом!


...Но все же, над семьей висел какой-то злой рок! Многие дети Юхана и Каролины умерли в довольно молодом возрасте: Хильда (1-2 (?) года), Юлия (в 29 лет), Луиза (47), Альберт (41), Иван Микуев утонул в том же году (1914), что и умерла в больнице Варде его жена Луиза. В 30-ые годы подверглись репрессиям внуки кильдинского первопоселенца: Николай и Каролина Микуевы, сын и дочь Ивана и Луизы; Эрлинг Эриксен, сын Карла и Анны; Остин Эриксен, сын Ялмара (Hjalmar) Эриксена и его жены Норы... Карл Иван Эриксен умер в лагере в 1942. Но до суровых 30-ых годов еще было много интересных и волнительных событий в жизни Эриксен и острова Кильдин...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ

 
   
© KILDIN.RU 2007-2012
!
ССЫЛКИ ОБЯЗАТЕЛЬНЫ >>>